В конце 2019 года все основные мировые «игроки» завершили основные приготовления к новой мировой войне. К этому моменту подавляющему большинству наблюдателей уже стало понятно, что эта война, во-первых, обязательно будет и, во-вторых, она будет в корне отличаться от всех войн прошлого. Оставался лишь один ключевой вопрос: как минимизировать риск её перехода в «горячую фазу» прямого вооруженного конфликта? Добившись при этом всех поставленных целей и задач.

Политика и экономика предельно рациональны и циничны. Об этом свидетельствую десятки прямых высказываний всех ведущих мировых политиков, включая Трампа, Путина, товарища Си и многих других. Не менее циничен бизнес, который правда предпочитает не говорить, а действовать. Поэтому столь «гуманная» позиция имела в основе отнюдь не «гуманистические» причины. Первая лежит на поверхности и не нуждается в комментариях. Это гарантированное перерастание «горячей фазы» в ядерный конфликт с высочайшей вероятностью взаимного уничтожения. Вторая причина требует пояснения.

Вся мировая история нескольких последних столетий, следовательно, и все военные конфликты, – это единый процесс глобализации и борьбы элит «за место» в глобальной иерархии. Национальные, федеративные или даже конфедеративные государства – лишь инструмент обеспечения позиций элит в этом непрерывном процессе. И сегодня она достигла уровня, когда космополитизм, «всеобщность» отдельных элит вступает в прямое противоречие с интересами тех государств, которые они формально представляют. То есть мирового правительства, призывы к созданию которого время от времени звучат даже на самом высоком уровне, ещё нет, а вот глобальные интернациональные элиты уже есть. И конфликт между ними уже не может быть решен в рамках старой парадигмы военного конфликта между государствами просто потому, что окажется неспособен определить победившую транснациональную элитную группу. Так что и здесь никакого «милосердия».

Современный кризис в экономической сфере почему-то обычно сводится исключительно к «финансовым пузырям» на глобальных рынках и традиционному капиталистическому циклу перепроизводства товаров. А в политике, к банальному противостоянию между США и Китаем в борьбе за глобальное доминирование. Вот только эти причины в действительности сугубо вторичны по отношению к тем, которые реально определяют ход событий. Они являются видимым следствием структурной незавершенности глобальных процессов, которые и поставили мир на грань новой мировой войны в конце прошлого года.

Первый процесс, он же причина, сводится к незавершенности мировой властной вертикали. Человечество не знает иной формы социальной организации кроме пирамидальной. Существующие надгосударственные официальные и неофициальные структуры, то есть международные институты и всевозможные общественные фонды, все последние десятилетия старательно доказывали свою несостоятельность, недееспособность и несоответствие достигнутому уровню глобализации мира. Создание новой общепризнанной надгосударственной эффективной мировой системы координации, организации и управления – цель, которая может быть реализована только и исключительно как результат «войны», победившей частью мировых элит… за счет проигравших. Это политическая или, если угодно, геополитическая причина кризиса.

Второй процесс, социальный. Любой устойчивый, обладающий потенциалом дальнейшего развития, социум способен существовать только и исключительно в условиях баланса индивидуализма и коллективизма, прав и свобод «Я» и подчинения интересам большинства «Мы». Этот же баланс должен существовать и в идеологической основе социума. Доведенная до абсурда либеральная идеология современного мейнстрима разрушила этот баланс. Мировоззренческий тупик либерализма может быть легко описан одним примером. 21 год тюремного заключения получил «норвежский стрелок» за убийство почти сотни человек. Это было идейно-мотивированное преступление против общества, то есть «Мы». И 27 лет получил «идейный бабник», а по совместительству известный продюсер, за пользование не совсем добровольными услугами актрисок «с пониженной социальной ответственностью». То есть совершивший преступление против «Я-личности».

Подобное фрагментированное, предельно эгоистичное и индивидуалистичное общество, а эти принципы широко проникли не только в «народные массы», но и стали стилем жизни большей части элит, было прекрасным инструментом разрушения старых национальных государств. И оказалось абсолютно не способно к решению задач дальнейшего развития. Только глобальный психологический шок, замешанный на инстинкте самосохранения, может вернуть «заблудившемуся в самовыражении» человечеству необходимый баланс между личными и общественными интересами.

Третий процесс, экономический, наиболее прост и понятен. Современная форма потребительской экономики зашла в тупик. С одной стороны, есть пресыщенный потребитель стран «золотого миллиарда», поддерживать платежеспособность и стимулировать потребление которого становится все труднее. С другой стороны, несколько миллиардов потенциальных потребителей из стран «третьего мира», желающие потреблять, но не имеющие такой возможности. Добавьте к этому «мировой долг» и возникший на его основе «пузырь» из финансово-спекулятивных инструментов. И «перемешайте» получившийся экономический коктейль с ранее не виданным уровнем монополизации основных отраслей реального сектора, и все возрастающей дистанцией между концентрацией мирового богатства в руках единиц и все более призрачной перспективой достичь социального и экономического успеха для многих. При том, что в условиях механизации, автоматизации, роботизации и информатизации всех производственных и сервисных сфер, люди как рабочая сила становились все менее нужными.

Читая и слушая экспертов, у рядового обывателя зачастую складывается мнение, что «там, на верху» находятся люди, которые не знают и не понимают самых простых вещей. Забудьте! Слушайте не «интерпретаторов», а непосредственно то, что говорят политики. И следите «за руками», то есть принятыми и реализуемыми действиями. С этой точки зрения, все сказанное и сделанное главами большинства стран, руководителями многих международных организаций и фондов в 2019 году четко свидетельствовало о том, что все подготовительные мероприятия завершены, акценты расставлены, позиции определены.

Начиная с осени 2019 года события приняли лавинообразный характер. Триггером, спусковым крючком, новой мировой войны, казалось бы, могло послужить множество событий: обстрел нефтяных производств Саудовской Аравии, атаки на танкеры в Персидском заливе, убийство иранского генерала Сулеймани, конфликт России и Турции в Ливии или Сирии. Все эти свидетельства резкого обострения, когда все «игроки» готовы и только ждут сигнала к началу «Большой игры». Как бы развивались события дальше, сегодня мы можем только гадать. Но тут пришел он… Коронавирус.

Не смотря на то, что слово «коронавирус» вынесено в заголовок статьи, писать о нем и его развитии не будем. Почему? Да просто надоел всеобщий информационный «хайп» на этой теме. Автор не является эпидемиологом и специалистом по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям, то есть не может профессионально оценить и прокомментировать действия властей разных стран. Автор не является вирусологом и микробиологом, следовательно, ничего не может сказать и о самом вирусе. И, наконец, автор не имеет «инсайдеров» в стройных рядах ЦРУ, ГРУ или Моссад, а значит, не имеет представления и о происхождении вируса. Поэтому объяснение вынесенному в заголовок рекламному «мечты сбываются…» стоит поискать в тех причинах, которые породили нынешний глобальный кризис и уже наблюдаемых невооруженным взглядом последствиях коронавирусной пандемии.

Менее двух месяцев понадобилось для того, чтобы «перевернуть» мир. Ещё на самом первом этапе поражали резкие, кажущиеся неадекватными происходящему и угрозе, действия властей. Стремительное перекрытие границ, карантинные и мобилизационные мероприятия, явная информационная истерия. На момент написания данной статьи диагноз COVID-19 подтвержден у 952 171 человека, скончалось 48 320 человек. А последствия?

Государства фактически закрылись. Политико-административная властная вертикаль действует в условиях чрезвычайного режима, «до боли» напоминающего военное положение. В аналогичное состояние приведены все силовые ведомства, системы гражданской обороны и здравоохранения. Национальные экономики учатся работать в режиме «импортозамещения», пусть и по достаточно ограниченной номенклатуре продукции. Попутно, в большинстве государств, правящие элиты «порешали» и внутренние проблемы. Ещё 2 – 3 месяца подобных действий, и очень многие межгосударственные отношения придется выстраивать фактически с «нуля». Так, как будто страны действительно воевали между собой.

Международные организации и общественные фонды…. Создается впечатление, что их просто не существует. Ни действий, ни значимых заявлений. Обратите внимание, что молчит даже Совет Безопасности ООН, главный «решала» довоенного мира. Ещё что-то «мяукает» Всемирная организация здравоохранения, вот только все без исключения национальные власти действуют так, как считают нужным.

Экономика ряда стран фактически впала в ступор. Компании просто останавливают производство, чего практически не было с кризиса 1929 года. Малый бизнес, сервисная сфера – на грани не единичных банкротств, а схлопывания целых секторов экономики. Обвал рынков стал одним из крупнейших в истории, и вероятно, это ещё не конец. Вслед за нефтью, к ценовым минимумам конца 90-х «улетели» и другие сырьевые товары. Все без исключения Международные финансовые и экономические структуры «радостно» констатировали факт начала мировой рецессии. Национальные банки стран, имеющих право на эмиссию, заливают экономику деньгами, декларируя триллионы помощи. И это тоже будет иметь долгосрочные последствия, хотя возможно и не такие, как рассчитывают.

Ну и на «сладкое» — население. Паника? Истерика? Страх? Везде, в общем-то, по-разному. Однако общий эмоционально-психологический фон – «заработавшее» чувство самосохранения, надежда на государство и поддержка жестких мер. И главное, это постепенное, под явным административно-силовым и информационным давлением и принуждением, «укрощение» собственного «Я – хочу» в пользу «Нам – нужно». Народонаселению большинства ведущих стран планеты Земля начали на практике объяснять, что такое свобода «по Гегелю» — осознанная необходимость. И если с будущими победителями в мировой «коронавирусной войне» пока не ясно, также как и с экономическими последствиями кризиса, который отнюдь не завершен, то социальное устройство начинает приобретать вполне читаемые рамки.

 

Андрей Самсонов,

старший научный сотрудник

Института проблем социального управления,

научный сотрудник

Приволжского филиала ФНИСЦ РАН