Вот и завершились четвертьфинальные поединки чемпионата мира по футболу в Катаре. Для многих футбольных обозревателей, представителей уважаемого тренерского корпуса, самих футболистов, не говоря уже о многочисленной армии болельщиков, результаты этих поединков были неожиданными. В самом деле, кто из специалистов мог предполагать, что сборная Бразилии, располагающая мастерами экстра-класса во всех линиях (за исключением вратарской), и задолго до начала чемпионата мира рассматриваемая многими, если уж не как стопроцентный победитель, то, по крайней мере как обязательный финалист мирового первенства, не попадет даже в полуфинал?! А кто мог ожидать грандиозного успеха от скромной команды Марокко, впервые за все годы проведения мировых ристалищ не только представившей африканский континент в полуфинале мирового первенства, но и вышедшей в четверку лучших, пропустив только один гол в игровое время?!

И как бы не сложились теперь полуфинальные матчи сборных Хорватии и Аргентины; Марокко и Франции, — нельзя оставить без внимания прошедшие четвертьфиналы. Ведь они принесли всем нам не только яркие эмоции, — но и открыли дверь в новую футбольную эру. Туда, где далеко не всегда результат полностью определяется индивидуальной техникой или тактическим замыслом, а детерминирован нечто большим – ПСИХОЛОГИЕЙ БОЛЬШОГО ФУТБОЛА.

Много лет назад мы с Максимом Сергеевичем Лубяным участвовали в двух занимательных дискуссиях. Одна из них проходила в Казани на базе футбольного клуба «Рубин». Вторая – в одной из гостиниц Москвы.

В Казани нашими партнерами были представители тогдашнего руководства футбольного клуба «Рубин» в лице директора и спортивного директора клуба. Мы предлагали клубу в качестве помощи для выхода из критической турнирной ситуации использовать разработанную в нашем НИИ программу психологической подготовки команды. Несмотря на неожиданность явно не традиционного для того времени подхода, наша презентация была встречена с интересом и получила позитивный отклик. Однако в силу отсутствия на встрече президента футбольного клуба «Рубин» (он находился в служебной командировке в Париже), окончательное решение было решено отложить до момента его возвращения. Надо сказать, что на встрече не присутствовал и главный тренер команды  — испанский специалист, с которым клуб, по-видимому, уже тогда решил расстаться. Однако по возвращению из командировки президента клуба была проведена экстренная смена всего руководства «Рубина». В команду был возвращен главный тренер Курбан Бекиевич Бердыев с приданными ему более широкими полномочиями. Докладывать Бердыеву о состоявшейся накануне презентации нового проекта оказалось, некому. Да Курбан Бекиевич, наверно, даже если бы услышал об этом, вред ли стал изменять своему тренерскому опыту и идти по пути психологических новаций.  Все пошло, как пошло. Результаты того и сегодняшнего «Рубина» все мы помним.

В Москве нас согласился выслушать один из наиболее опытных российских тренеров Александр Тарханов. Он уделил нам более полутора часов своего личного времени. Мы подробно рассмотрели все плюсы и минусы нашего тогдашнего варианта психологической подготовки профессиональной футбольной команды. Его вопросы и мудрые советы помогли нам в последующем оптимизировать нашу программу. Надо заметить, что с нами на переговорах не было нашего научного консультанта, доктора психологических наук, профессора Волкова Игоря Павловича, отсутствовавшего по болезни. Когда же мы передали ему все замечания заслуженного тренера РФ Александра Тарханова, Игорь Павлович воодушевленно сказал: «Вот теперь и настоящий футбольный человек подтвердил, что будущее футбольной игры будет определять психология. И если это не произойдет в 2018 году, то уж в 2022 – произойдет обязательно!». Был бы жив сегодня Игорь Павлович, он бы от души порадовался своему предвидению.

Однако перейдем к фактам мирового первенства.

В четвертьфинальном матче «Хорватия – Бразилия»  мы увидели 106 минут россыпных красот индивидуальных технических приемов бразильских мастеров. Обводки, подрезки, красивые передачи в недопас – это со стороны бразильцев. Казалось бы еще немножко, еще чуть-чуть и хорватская крепость рухнет. На стороне же хорватов были воля и вратарское счастье. Не знаю, как завершится для хорватов чемпионат мира, но вратарь сборной, безусловно, уже сегодня заслуживает звания лучшего вратаря континента!

И вот, когда стрелка судейского секундомера завершала свой 106 минутный оборот, красивейшая атака сборной Бразилии завершилась голом ее лидера Неймара. Шикарная точка в выигранной партии?! Судя по запредельным эмоциям бразильских игроков, они поверили в это. Поверили и сразу же сбросили атакующие обороты. Стали сушить игру поперечными пасами, игрой назад.

А что же хорваты?

Во-первых, хорваты, скорее всего, уже перед началом матча вполне себе допускали вероятность голевого отставания по игре. Все-таки, индивидуальное мастерство Неймара, Ришарлисона, Винисиуса не было тайной за семью печатями. А их красивейшие голы в ворота сербов и корейцев были лишь наглядным подтверждением сказанному. Поэтому пропущенный гол не только не шокировал, но даже не слишком расстроил хорватов.

Во-вторых, сброс атакующих оборотов, совершенный бразильцами сразу после забитого гола, дал хорватам ту временную передышку, которая необходима для перенастройки игровых порядков. Получив ее, хорваты сумели организовать несколько атак, одна из которых завершилась ответным голом. Кто-то может сказать: «Случайность!» Не буду спорить. Но эту «случайность» надо было выстрадать и подготовить, что хорваты и сделали, проявив волю. Тогда как бразильцы после своего забитого гола волю выплеснули с эмоциями, а, получив ответный гол, просто утратили волевой контроль над событиями. Командная игра у них исчезла напрочь вместе с командной волей, рассыпавшись на множество индивидуальных игр и индивидуальных воль. И теперь уже только чудо могло спасти Бразилию от окончательного поражения. Чуда не произошло, поскольку для него не было практических оснований.

Более ста лет назад выдающийся психолог Карл Юнг высказал гипотезу о том, что согласованное поведение людей в группе может осуществляться двумя способами.

В первом случае, какое-либо происходящее событие так сильно воздействует на людей, что вызывает у них переживания, временно блокирующие деятельность сознания. Происходит, так называемый «провал души», выдвигающий на первый план коллективное бессознательное, непосредственно направляющее однообразное поведение индивидов. Видимо это имело место и с футболистами бразильской сборной после гола, забитого в ворота хорватов. Бразильцы примитизировали действия на поле, свели их к однообразному перекатыванию мяча.

Во втором случае, существующие в бессознательном каждого индивида одинаковые архетипы, наполняются позитивной энергией переживания внешнего события. В этом случает происходит внезапное озарение сознания (инсайт) и индивиды начинают испытывать одинаковые чувства и демонстрировать сходные образцы поведения. Этот вариант возник у хорватских игроков после того, как бразильцы перешли на игру в «удержание мяча» после забитого гола.

Могли ли тренеры противоборствующих команд изменить ситуацию на поле, возникшую после 106 минуты матча?

Тренеру хорватской сборной ничего менять не требовалось. Команда не только не отошла от модели собственной коллективной игры, но еще больше ускорилась, сплотившись вокруг этой модели.

А тренер бразильской сборной, по всей видимости, поддался настроению бразильских футболистов и болельщиков после забитого, долгожданного гола в ворота хорватов и праздновал победу, начиная со 107 минуты, вместо того, чтобы внести изменения в игру. Что нужно было бы сделать на его месте? Прежде всего, заменить лидеров атаки – Неймара и Ришарлисона. Выпущенные вместо них игроки горели бы желанием внести свою лепту в победу команды и усилили бы атакующий потенциал команды. Оставив на поле лидеров атаки, уже перешедших на модель игры с удержанием счета, тренер по сути дела лишил команду скоростной атаки, отдав результат матча на откуп судьбе.

Иное развитие событий мы наблюдали в поединке марокканцев со сборной Португалии. В этом матче представители африканского континента с первых минут сделали ставку на то, чтобы перебегать португальских мастеров. И это у них получилось. Почему? Во-первых, потому, что игроки марокканской сборной оказались лучше португальцев подготовленными физически. Они не выключались из борьбы после проигрыша индивидуальных поединков, а спешили вернуться назад и заполнить прореженные оборонительные порядки. Выбегая же в контратаки, они всегда действовали на предельных скоростях, даже если это было в ущерб техническим возможностям. Во-вторых, португальцы сами существенно облегчили задачу марокканцам, оставив на скамейке запасных своего лидера Криштиану Роналду. Очевидно, главный тренер португальцев поддался настроениям болельщиков после матча со сборной Швейцарии, где дублер Роналду Гонсалу Рамуш проявил себя с лучшей стороны. Но, Швейцария совсем не похожа на Марокко. Швейцарцы привыкли играть на встречных курсах с большими зазорами между линиями, тогда как марокканцы привыкли играть исключительно плотно в защите, выбегая в редкие, но быстрые контратаки. Если против Швейцарии эффективна тактика размашистых атак с задействованием многих игроков полузащиты и нападения, то против Марокко такая игра бессмысленна. Здесь куда как более полезно держанием мяча с выведением на завершающий удар одного мастера. Это футбол для Криштиану Роналду. И когда его выпустили на замену лишь во втором тайме, атака у португальцев обрела осмысленность. Но к этому времени марокканцы уже вели в счете и забетонировались в своей штрафной площадке. Ни о каких размашистых атаках Жоау Фелиша и Бруну Фернандеша в таких условиях речи быть не могло. Время шло и с каждой минутой возрастала нервозность португальских игроков параллельно с уверенностью в победе игроков марокканской сборной. Что бы мог сделать в таких условиях главный тренер португальцев для изменения исхода матча? Пожалуй, только одно: ориентировать игроков на частые столкновения в штрафной площадке марокканцев в надежде на пенальти. Увы, вместо этого, португальцы продолжали «плести кружева» за пределами штрафной площадки марокканцев, растрачивая время игры. Итог известен.

Можно ли по результатам этих четвертьфинальных игр предположить сценарии полуфинальных поединков? И да, и нет.

Понятно, что и хорваты и, тем более, марокканцы  располагают ограниченным арсеналом средств для борьбы с более мастеровитыми соперниками. Поэтому они вряд ли отойдут от своего опробованного стиля игры. А что могут противопоставить им аргентинцы и французы?

Аргентинцы для победы должны разнообразить варианты атак. Вместо того, чтобы постоянно искать своего лидера Месси, они должны  быть более острыми на флангах атаки с прострелами в штрафную и завершающими ударами в касание. Технические возможности аргентинских футболистов позволяют реализовать этот сценарий. Если же они замкнут атаки на Месси, то хорваты могут, используя коллективный прессинг, обезоружить аргентинскую атаку и довести дело до послематчевых пенальти, в которых они мастера.

Сборная Франции располагает отличным нападением, но откровенно слабой обороной. Поэтому спастись от стремительных контратак марокканской сборной им будет сложно. Для победы надо забивать на гол больше соперника. Поэтому Франция не должна снижать атакующий пыл после первого и даже второго забитого гола в ворота марокканцев. Играть на удержание счета, имея неповоротливую дырявую защиту, смерти подобно. Но сыграть в атакующем ключе большую часть матча против физически крепкого соперника также нелегко. Поэтому тренеру французов надо заранее выстроить план игровых замен с тем, чтобы поддерживать атакующий темп по ходу матча. Если это удастся, Франция будет в финале. В противном случае сборная бывшей французской колонии преподнесет еще одну сенсацию.

А.Н. Жмыриков, ведущий научный сотрудник АНО НИИ ПСУ, канд.психол.н.